Правовая библиотека

"ОбЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ЗА МАРТ 2006 ГОДА"

Страница: 2

1 2
Архив

При таких обстоятельствах, назначение Беляеву наказания в виде лишения свободы по ст. 158 ч. 1 УК РФ не основано на законе.



Материальный закон не связывает признание смягчающим наказание обстоятельством наличие малолетних детей у виновного, с вопросами участия осужденного в их воспитании и содержании (ст. 61 УК РФ)



Приговором Красногвардейского районного суда Высоких осужден по ст. 105 ч. 1 УК РФ к лишению свободы на 11 лет в ИК строгого режима.

Приговором суда Высоких признан виновным в убийстве Дмитренко, при таких обстоятельствах:

16 мая 2003 года на грунтовой дороге в Красногвардейском районе Высоких, находясь в качестве пассажира в автомобиле, принадлежащем Дмитриенко, с целью умышленного убийства последнего, устроил ссору, а затем на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений, набросил на шею Дмитриенко удавку из бельевой веревки и металлического кольца и совершил удушение потерпевшего.

В надзорной жалобе осужденный просил изменить приговор и снизить назначенное ему наказание до 8 лет лишения свободы. Считая, что суд не в полном объеме учел смягчающие наказание обстоятельства и при отсутствии отягчающих обстоятельств назначил слишком суровое наказание.

Президиум облсуда, изменяя приговор, указал следующее.

В соответствии со ст. 60 УК РФ лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

Из приговора суда видно, что, назначая Высоких наказание, суд учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, обстоятельства дела и личность виновного.

Обстоятельств, отягчающих наказание Высоких, не установлено.

Обстоятельствами, смягчающими его наказание, суд признал активное способствование раскрытию преступления, явку с повинной, наличие инвалидности 2 группы, раскаяние в содеянном, удовлетворительную характеристику по месту жительства.

В судебном заседании установлено, что у Высоких имеются двое малолетних детей, 18 мая 1994 года рождения. Суд это обстоятельство, как смягчающее наказание, не учел, указав, что дети проживают с матерью и полностью находятся на ее иждивении, Высоких участия в их материальном содержании и воспитании не принимает.

Эти выводы суда не соответствуют установленным по делу обстоятельствам и требованиям материального закона. Из протокола судебного заседания следует, что Высоких выплачивал алименты на содержание детей. Кроме того, в соответствии с п. "г" ч. 1 ст. 61 УК РФ обстоятельством, смягчающим наказание, является наличие малолетних детей у виновного.

Поэтому, наличие у Высоких двоих малолетних детей учтено в качестве обстоятельства, смягчающего наказание.



Действия осужденного могут быть квалифицированы по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 111 ч. 4 и 213 УК РФ только в случае, если имеется реальная совокупность посягательства на жизнь или здоровье из хулиганских побуждений с иными хулиганскими действиями (ст. 213 УК РФ)



Приговором Губкинского городского суда Проскурин осужден к лишению свободы.

Он признан виновным в хулиганстве, совершенном группой лиц, а также в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью Солобуто В.И. из хулиганских побуждений, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего.

В надзорной жалобе осужденный Проскурин просил отменить состоявшиеся по делу судебные решения, и направить дело на новое судебное рассмотрение, ссылаясь на излишнюю квалификацию его действий по ст. 213 ч. 2 п. "а" УК РФ и на изменения, внесенные Федеральным законом N 162-ФЗ от 08.12.2003 в указанную статью, согласно которым отсутствует ответственность за хулиганство без применения оружия либо предметов, используемых в качестве оружия.

Президиум облсуда, изменяя приговор, указал следующее.

Судом установлено, что 10 сентября 2002 года в 15 часу на садовом участке Солобуто С.И. между потерпевшим и Паникиным Г. Ю. произошла ссора, при которой присутствовал также Солобуто В.И. Паникин Г.Ю. высказал угрозы расправой в адрес братьев Солобуто. С целью совершения хулиганства в отношении братьев Солобуто, он обратился к своему приятелю Проскурину. Около 15 часов у дома N 117 по ул. Дзержинского Паникин и Проскурин встретили братьев Солобуто, из хулиганских побуждений напали на них в общественном месте и подвергли избиению, пренебрегая присутствием посторонних граждан. При этом Проскурин А.Н. подверг избиению Солобуто В.И., нанеся ему кулаком в область головы не менее 7 ударов, причинив тяжкий вред здоровью потерпевшего, от чего последний скончался на месте происшествия. в это же время Паникин избил Солобуто С.И., причинив легкий вред здоровью потерпевшего. После этого Проскурин и Паникин скрылись с места происшествия.

По смыслу закона по совокупности ст. 111 ч. 4 УК РФ - причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего из хулиганских побуждений и ст. 213 УК РФ квалифицируются, если имеется реальная совокупность посягательства на жизнь или здоровье из хулиганских побуждений с иными хулиганскими действиями.

Согласно приговору, каких-либо иных хулиганских действий Проскурина, кроме его хулиганских действий, выразившихся в причинении вреда здоровью потерпевшего Солобуто В.И., не установлено.

При таких обстоятельствах президиум счел необходимым приговор Губкинского городского суда изменить, исключить из него указание на осуждение Проскурина по п. "а" ч. 2 ст. 213 УК РФ и назначение наказания по совокупности преступлений.



Время совершения преступления является обязательным предметом доказывания, с которым уголовный закон связывает вопросы освобождения от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности (ст. 78 УК РФ)



Приговором Ракитянского районного суда Литвинов осужден к лишению свободы по ст. 228 ч. 3 п. п. "а, б, в" УК РФ на 4 года; по ст. 228 ч. 4 УК РФ на 5 лет;

По приговору, с учетом внесенных изменений, Литвинов признан виновным в незаконных приобретении, хранении, перевозке с целью сбыта и сбыте наркотических средств по предварительному сговору группой лиц в особо крупном размере, совершенные при обстоятельствах, изложенных приговоре.

В надзорной жалобе осужденный Литвинов просил о смягчении наказания, ссылаясь на то, что сотрудники милиции спровоцировали сбыт наркотических средств, на несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела.

Проверив уголовное дело в порядке ст. 410 УПК РФ, президиум областного суда изменил приговор по следующим основаниям.

Органами предварительного следствия и судом не установлено время приобретения наркотического средства, которое в соответствии со ст. 307 УПК РФ является предметом доказывания. С учетом того обстоятельства, что уголовный закон, ст. 78 УК РФ, предусматривает в качестве основания освобождения от уголовной ответственности истечение сроков давности, исчисляемого со дня совершения преступления, а неустранимые сомнения толкуются в пользу обвиняемого, поэтому президиум находит, что из обвинения Литвинова подлежит исключению незаконное приобретение наркотического средства с целью сбыта.



Явка с повинной признана обстоятельством, смягчающим наказание, поскольку имела место до возбуждения уголовного дела (ст. 63 УК РФ)



Приговором Октябрьского районного суда г. Белгорода Пищулин осужден к лишению свободы по ст. 285 ч. 3 УК РФ; ст. 286 ч. 3 п. п. "а, б" УК РФ; ст. 290 ч. 2 УК РФ; ст. 163 ч. 2 п. п. "а, в, г" УК РФ; ст. 159 ч. 3 УК РФ.

Он признан виновным в том, что находясь на службе в должности начальника отделения уголовного розыска ОМ-1 УВД г. Белгорода в период с 29.04.2003 по 08.12.2003, совершил злоупотребление должностными полномочиями, повлекшее тяжкие последствия; превышение должностных полномочий, соединенное с применением насилия, оружия и спецсредств; в получении взятки; в мошенничестве, совершенном лицом с использованием своего служебного положения, группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба гражданину; в вымогательстве, совершенном с применением насилия, группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере.

В надзорной жалобе адвокат считал, что действия Пищулина по факту мошенничества в отношении Твердохлебова А.И. носили неоконченный характер, и наказание назначено ему без учета явки с повинной.

Президиум Белгородского областного суда удовлетворил надзорную жалобу частично.

Вывод суда об исключении явки с повинной из числа обстоятельств, смягчающих наказание, не основан на законе.

Явка с повинной Пищулина указана в обвинительном заключении как обстоятельство, смягчающее наказание.

Правильность вывода органа предварительного следствия о явке Пищулина с повинной, по эпизоду превышения должностных полномочий и вымогательства в отношении Твердохлебова, подтверждается материалами дела.

Явка с повинной Пищулиным имела место 8 декабря 2003 года, т.е. до возбуждения по этому эпизоду уголовных дел - 9, 12, 22 декабря 2003 года.

При таких обстоятельствах явка с повинной по эпизоду должностных полномочий и вымогательства в отношении Твердохлебова, признана смягчающим обстоятельством, и наказание Пищулину по п. п. "а, б" ч. 3 ст. 286 УК РФ и п. п. "а, в, г" ч. 3 ст. 163 УК РФ снижено.

Доводы жалобы адвоката о том, что действия Пищулина по факту мошенничества в отношении Твердохлебова следует квалифицировать как неоконченное преступление, президиум нашел не убедительными.

Состав преступления мошенничества является оконченным с момента получения денежных средств, а не с момента появления возможности распорядиться им.



Наступление тяжких последствий не может быть признано обстоятельством, отягчающим наказание и учитываться повторно при назначении наказания, так как является составной частью объективной стороны совершенного преступления - умышленного убийства (ст. 63 УК РФ)



Приговором Чернянского районного суда Харламов осужден к лишению свободы.

Он признан виновным в убийстве Крылова, совершенном при следующих обстоятельствах.

3 февраля 2004 года в 18-м часу Харламов, будучи в состоянии алкогольного опьянения, находился в общежитии п. Чернянка Белгородской области у своей сожительницы Захаровой Э.С. Около 21 часа в коридоре общежития между ним и Кириченко В.Н., проживающей в этом же общежитии возникла ссора. Присутствующая при этом Захарова сделала замечание Кириченко. На этой почве между Кириченко и Захаровой возникла ссора, в ходе которой они хватали друг друга за волосы и наносили друг другу удары по различным частям тела с целью причинения телесных повреждений. Харламов словесно оскорбил Кириченко и замахнулся на нее.

О случившемся Кириченко рассказала Крылову, который находился в машине возле общежития. Крылов направился к комнате Захаровой, где находился Харламов, с целью поговорить с последним. Крылов постучал в дверь комнаты. Харламов с целью убийства Крылова, приоткрыв дверь комнаты, нанес последнему удар ножом в живот, причинив ему колото-резаное ранение живота с повреждением брыжейки и артерии кишечника, сопровождавшееся обильным внутренним кровотечением. От полученных телесных повреждений Крылов скончался в то же день.

В надзорной жалобе осужденный просил отменить приговор и производство по делу прекратить в связи с тем, что он по отношению к потерпевшему действовал в пределах необходимой обороны.

Президиум Белгородского областного суда, изменяя приговор, указал следующее.

Доводы жалобы осужденного о том, что он действовал по отношению к Крылову в пределах необходимой обороны не основаны на исследованных в суде доказательствах и опровергаются показаниями свидетелей Фирсовой, Кириченко, Илиади, Сверчкова, которые были очевидцами преступления, заключениями экспертиз, протоколами следственных действий.

Поэтому действия Харламова правильно квалифицированы по ст. 105 ч. 1 УК РФ.

При назначении Харламову наказания суд учел в качестве отягчающего наказание обстоятельства - наступление тяжких последствий.

Между тем, последствия, наступившие от действий осужденного, являются составной частью объективной стороны совершенного им преступления, и в соответствии с ч. 2 ст. 63 УК РФ не могут повторно учитываться в качестве отягчающего наказания обстоятельства.



Разбой может быть квалифицирован как совершенный с применением оружия только при наличии экспертного заключения о том, что примененный при нападении предмет является оружием, предназначенным для поражения живой или иной цели (ст. 162 УК РФ)



Приговором Октябрьского районного суда г. Белгорода Тельнов и Чумак осуждены к лишению свободы.

Они признаны виновными в совершении в период с марта 1996 по июнь 1997 года 9 эпизодов разбойных нападений на магазины, кафе, квартиры граждан в составе организованной группы, с угрозой либо применением опасного для жизни и здоровья насилия, по предварительному сговору между собой, с проникновением в жилища, помещения и иные хранилища неоднократно, с применением оружия. Преступления ими совершены с применением газового пистолета "Агент", самодельного ножа, использованием масок из чулок и перчаток.

В надзорном представлении прокурор области просил приговор изменить. Считая, что действия Тельнова и Чумака нужно квалифицировать как разбой, совершенный с применением предметов, используемых в качестве оружия, поскольку газовый пистолет предназначен для временного поражения цели, а является ли использованный ими нож холодным оружием органами предварительного следствия не установлено. Просил исключить из приговора их осуждение по квалифицирующему признаку совершения разбоя группой лиц по предварительному сговору.

Президиум облсуда удовлетворил надзорное представление по следующим основаниям.

В соответствии п. 23 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 года при квалификации действий виновного по пункту "г" части второй статьи 162 УК РФ судам следует в соответствии с Федеральным законом от 13 ноября 1996 года "Об оружии" и на основании экспертного заключения устанавливать, является ли примененный при нападении предмет оружием, предназначенным для поражения живой или иной цели.

Под предметами, используемыми в качестве оружия, следует понимать предметы, которыми потерпевшему могли быть причинены телесные повреждения, опасные для жизни или здоровья (перочинный или кухонный нож, бритва, ломик, дубинка, топор, ракетница и т.п.), а также предметы, предназначенные для временного поражения цели (например, механические распылители, аэрозольные и другие устройства, снаряженные слезоточивыми и раздражающими веществами).

В ходе предварительного следствия, экспертным путем не устанавливалось, является ли газовый пистолет, использованный при разбойном нападении, оружием и пригоден ли он для производства выстрелов, является ли нож холодным оружием. Поэтому действия Тельнова и Чумака следует квалифицировать, как разбой, совершенный с применением предметов, используемых в качестве оружия.

В соответствии с п. 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 года под насилием, опасным для жизни и здоровья понимается такое насилие, которое повлекло причинение легкого, средней тяжести и тяжкого вреда здоровью.

Как установлено судом в приговоре, ни одному из потерпевших Чумак и Тельнов вреда здоровью не причинили.

Поэтому подлежит исключению из приговора квалифицирующий признак разбойного нападения с применением насилия, опасного для жизни и здоровья.

В соответствии с ч. 2 и 3 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления, а организованной группой - если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

По смыслу ч. 3 ст. 35 УК РФ, организованная группа является разновидностью соучастия с предварительной договоренностью и указание в приговоре на квалифицирующий признак совершения разбоя " группой лиц по предварительному сговору", является излишним.



По смыслу закона легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления, возможна лишь с прямым умыслом (ст. 174.1 УК РФ)



Приговором Вейделевского районного суда Мартынюк осужден к лишению свободы:

- по ст. 150 ч. 1 УК РФ (преступление от 7 января 2005 года) - на 1 год 6 месяцев;

- по ст. 158 ч. 2 п. п. "а, б" УК РФ (преступление от 7 января 2005 года) - на 2 года;

- по ст. 174.1 ч. 1 УК РФ (преступление от 8 января 2005 года) к штрафу в размере 2500 рублей.

По приговору Мартынюк осужден за вовлечение несовершеннолетнего Свинцицкого Д.А., 1990 года рождения, в совершение преступлений, кражи чужого имущества, совершенные группой лиц по предварительному сговору и с проникновением в помещение, а также в легализации (отмывании) денежных средств и иного имущества, приобретенных в результате совершения преступлений.

В надзорной жалобе осужденный Мартынюк Г.В. просил исключить из приговора осуждение по ст. 150 ч. 1 УК РФ и по ст. 174.1 ч. 1 УК РФ, снизить назначенное ему наказание с применением ст. 64 УК РФ.

Президиум облсуда отменил приговор по следующим основаниям.

По смыслу закона легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления, возможна лишь с прямым умыслом.

Как видно из материалов дела Мартынюк показаний по предъявленному ему обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ст. 174.1 ч. 1 УК РФ не давал, органами следствия не выяснялся умысел обвиняемого на совершение данных преступлений. То, что Мартынюк часть похищенного из магазина товара продал и на вырученные деньги приобрел вещи для личного потребления, не может бесспорно свидетельствовать об умысле обвиняемого на совершение преступлений, предусмотренных ст. 174.1 УК РФ.



Если явка с повинной положена в основу обвинительного приговора как одно из доказательств виновности осужденного, то суд обязан признать данное обстоятельство смягчающим наказание (ст. 61 УК РФ)



Приговором Октябрьского районного суда г. Белгорода Сидоров осужден к лишению свободы.

В надзорной жалобе осужденный просил снизить назначенное ему наказание считая, что судом при назначении наказания допущены существенные нарушения норм материального права.

Президиум областного суда изменил приговор по следующим основаниям.

Согласно ст. 60 УК РФ, при назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание.

Перечень обстоятельств, отягчающих наказание, предусмотрен ст. 63 УК РФ и является исчерпывающим. Такого отягчающего обстоятельства, как "опасный рецидив преступлений" ст. 63 УК РФ не содержит.

В приговоре же суд признал отягчающим наказание Сидорова обстоятельством "опасный рецидив преступлений", что не допустимо.

Поэтому указание суда на наличие опасного рецидива преступлений, как обстоятельства, отягчающего наказание осужденного, подлежит исключению из приговора. Следует признать обстоятельством, отягчающим наказание Сидорову - рецидив преступлений.

Из материалов уголовного дела следует, и это указано в приговоре, в его основу суд положил данные, изложенные Сидоровым в явках с повинной. Суд признал достоверными изложенные в явках с повинной показания и положил их в основу приговора.

Признав явки с повинной Сидорова одним из доказательств его виновности, суд в нарушение ст. 61 УК РФ не признал их смягчающими наказание обстоятельствами.

Президиум счел необходимым признать явки с повинной Сидорова в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, и смягчить назначенное осужденному наказание.



Апелляционное производство



Основанием отмены приговора суда апелляционной инстанции послужило несоответствие выводов, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, установленных судом (ст. 379 УПК РФ)



Приговором Шебекинского районного суда Корнеев осужден по ч. 1 ст. 115 УК РФ к штрафу.

Приговором мирового судьи судебного участка N 3 Шебекинского района и г. Шебекино Корнеев осужден по ч. 2 ст. 115 УК РФ к обязательным работам сроком на 140 часов со взысканием в пользу потерпевшего Медведева материального ущерба в размере 30950 рублей и компенсации морального вреда в размере 5000 рублей за причинение последнему из хулиганских побуждений легкого вреда здоровью, повлекшего кратковременное расстройство здоровья сроком не свыше 21 дня 23 июля 2004 года в п. М. Пристань Шебекинского района Белгородской области.

Не согласившись с приговором мирового судьи, осужденный Корнеев подал апелляционную жалобу.

Приговором Шебекинского районного суда приговор мирового судьи изменен, и Корнеев осужден по ч. 1 ст. 115 УК РФ к штрафу в размере месячного дохода, т.е. 6000 рублей в доход государства. Взыскано в пользу потерпевшего Медведева А.А. в счет возмещения материального ущерба 383 рубля 33 копейки, в качестве компенсации морального вреда 3000 рублей.

В кассационной жалобе потерпевший Медведев просил приговор суда апелляционной инстанции отменить как незаконный и необоснованный. Сослался на несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела. Указывал, что суд необоснованно переквалифицировал действия осужденного на ч. 1 ст. 115 УК РФ, исключив из его действий хулиганские побуждения, в то время как материалы дела свидетельствуют об обратном.

Приговор отменен по следующим основаниям.

Согласно п. 1 ч. 1 ст. 379 УПК РФ, несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, установленным судом апелляционной инстанции, являются основанием для отмены приговора.

Вывод суда апелляционной инстанции об отсутствии в действиях Корнеева хулиганских побуждений в процессе причинения легкого вреда здоровью сделан без надлежащей оценки всех исследованных обстоятельств дела.

Из показаний Сероклин Ю. следует, что потерпевший нагрубил ей, о чем она сообщила Корнееву.

Корнеев подтвердил, что Сероклин высказывала ему жалобы, что Медведев обидел ее, за это он избил его.

Однако из показаний потерпевшего Медведева следует, что в ночь на 23.07.2004 он в компании осужденного на базе отдыха "Чайка" отмечали получение дипломов об окончании ВУЗа. в процессе употребления спиртных напитков к нему подошла Сероклин Ю - девушка осужденного и попросила прикурить. Ссоры с ней у него не было. Ее не оскорблял. Спустя непродолжительное время к нему подошел Корнеев, после чего нанес удар ногой в лицо, отчего он потерял сознание. Конфликта с осужденным до избиения у него не было. Повода для избиения он не давал. Когда проходил лечение, к нему в больницу приходила Сероклин, которая требовала забрать заявление о привлечении Корнеева к уголовной ответственности. в противном случае грозилась обратиться в милицию с заявлением о сексуальных домогательствах с его стороны.

Факт шантажа со стороны Сероклин подтверждается заявлением Медведева, поданным в ОМ-6 УВД г. Белгорода, объяснениям Чичикян.

По свидетельству Генераловой Ю.С., когда потерпевший пришел в сознание после избиения, то спросил, за что его ударили. Поинтересовавшись у Бурлакова, что же произошло, последний ответил, что сидел рядом с потерпевшим. Отвернувшись, услышал звук удара о бетон. Оглянувшись, увидел, что осужденный бьет ногой потерпевшего.

При этом свидетели избиения потерпевшего не сообщают о факте оскорбления им Сероклин Ю. и данное подтверждается лишь самой Сероклин, сейчас супруги, а на тот момент, девушки осужденного.

Сама, Сероклин Ю. (ныне Корнеева) с заявлениями о сексуальных домогательствах в правоохранительные органы не обращалась, находившимся на базе отдыха в момент конфликта ничего об этом не сообщала.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции необоснованно сделал вывод об отсутствии в действиях Корнеева хулиганских побуждений и расценил поведение потерпевшего как неправомерное, признав данное обстоятельство смягчающим.

Неубедительны и ссылки в приговоре суда апелляционной инстанции на то, что Фарисеев также нанес удар Медведеву якобы за то, что потерпевший приставал к девушке последнего, поскольку доказательств тому не приведено.

Кроме того, признавая смягчающим наказание Корнеева обстоятельством раскаяние последнего, суд не учел, что осужденный вину признал частично и согласно протоколу судебного заседания сожалений по поводу случившегося не выразил.

При назначении наказания осужденному в виде штрафа в размере 6000 рублей суд апелляционной инстанции указал, что определяет его в размере ежемесячного заработка Корнеева, в то время как данные о его трудоустройстве и заработке в материалах дела отсутствуют.

Неубедительны выводы суда и в части гражданского иска. Потерпевшим Медведевым были представлены необходимые и достаточные данные о размере причиненного материального ущерба, связанного с травмой и лечением ее последствий. Ссылки в приговоре на то, что материальные затраты потерпевший производил уже после выписки из МГКБ N 1, с учетом неблагоприятного фона имевшихся до произошедшего заболеваний, не основаны на законе.

Данные обстоятельства не получили надлежащей оценки при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции, в связи с чем судебная коллегия приговор апелляционной инстанции отменила.








1 2


Региональное законодательство Белгородской области Следующий региональный документ,  правовая интернет библиотека ЦФО Belgorod region


Регионы РФ. Полезные ссылки



Право России

Новости

Партнеры

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru