"ОбЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ЗА ДЕКАБРЬ 2004 ГОДА"

Архив



БЕЛГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД



ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ЗА ДЕКАБРЬ 2004 ГОДА



Вопросы применения норм материального права



Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации согласно ч. 4 ст. 15 Конституции РФ являются составной частью ее правовой системы. Они действуют на основе принципа непосредственности действия международно-правовых норм.

Решением суда Чернянского районного суда Б. отказано в удовлетворении заявления об установлении факта, что она является падчерицей умершего 17.09.2003 Н. Отменяя решение, судебная коллегия указала следующее. Судом установлено, что мать заявительницы Б. - Д. в период с 1974 года по день смерти 09.05.1981 проживала в гражданском браке с Н. Вместе с ними с 14-летнего возраста проживала заявительница Б., к которой ее отчим относился как к дочери. После смерти матери заявительница продолжала совместно проживать с отчимом до 1991 года, до его смерти - 17.09.2003 поддерживала с ним семейные отношения, переписывалась, получала денежные переводы, в 1995 году отчим подарил ей дом и гараж, расположенные в г. Горловка. После смерти Н. осталось наследство в виде 2/3 доли жилого дома с земельным участком площадью 809 кв. м.

Отказывая в установлении данного юридического факта суд исходил из того, что мать Б. не состояла в зарегистрированном браке с Н.

Семейный кодекс РФ признает браком только юридически оформленные отношения мужчины и женщины, фактические супружеские отношения не влекут за собой юридических последствий.

Однако при постановлении оспариваемого решения судом первой инстанции не были учтены те обстоятельства, что Европейский Суд расширил понятие "семейная жизнь" с учетом современных изменений социальных и культурных моделей семейной жизни. По конкретным делам Европейский Суд признавал наличие семейной жизни между лицами, не состоящими в браке. Такое решение было принято по делу Джонстон против Ирландии. Определяющее значение для принятия такого решения имел устойчивый характер взаимоотношений заявителей и тот факт, что, проживая вместе, они не отличались от семьи, основанной на браке.

Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации согласно ч. 4 ст. 15 Конституции РФ являются составной частью ее правовой системы. Они действуют на основе принципа непосредственности действия международно-правовых норм.

Приоритет правил международного договора закреплен в ст. 7 ГК РФ.

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 10.10.2003 N 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации" международным договорам принадлежит первостепенная роль в сфере защиты прав человека и основных свобод. При осуществлении правосудия неправильное применение судом общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ может явиться основанием к отмене или изменению судебного акта.

В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией РФ (ч. 1 ст. 17 Конституции РФ).

Согласно ч. 1 ст. 46 Конституции РФ каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.

К общепризнанным принципам международного права, в частности, относится принцип всеобщего уважения прав человека.

В соответствии с ч. 1 ст. 8 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый человек имеет право на уважение его личной и семейной жизни.

Вступление Российской Федерации в Совет Европы и подписание Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод влечет правовые последствия в виде применения судебными и иными правоохранительными органами РФ норм Конвенции в случае коллизии норм российского права и норм международного права.

Согласно ч. 2 ст. 56 ГПК РФ суд определяет какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Вопреки указанным требованиям закона суд не ставил на обсуждение вопрос о привлечении к участию в деле в качестве надлежащего заинтересованного лица инспекции по налогам и сборам Чернянского района.



По делам о взыскании денежных сумм лицами, командированными для участия в контртеррористической операции, следует выяснять: дислоцировался ли отряд, в котором проходил службу истец на территории Чеченской Республики, в зоне вооруженного конфликта или в зоне проведения контртеррористических мероприятий; включался ли данный отряд (отряды) в перечень частей, выполняющих задачи в условиях вооруженного конфликта, или привлекаемых к проведению контртеррористических мероприятий; какова степень фактического выполнения сотрудником органов внутренних дел задач в условиях вооруженного конфликта или по проведению контртеррористических мероприятий и какие задачи выполнял истец в период времени, отнесенный по приказам к участию его в контртеррористической операции

В. обратился в суд с иском к УВД Белгородской области, Министерству Внутренних дел по следующим основаниям.

Он является сотрудником ОМОН при УВД Белгородской области. в период с 28.08.2000 по 21.11.2000 находился в командировке в составе мобильного отряда МВД РФ в Чеченскую Республику, где выполнял служебно-боевые задачи по борьбе с преступностью, по охране общественного порядка и общественной безопасности на территории Северо-Кавказского региона. При направлении в командировку УВД Белгородской области обещало ему выплачивать по 950 руб. за каждый день фактического участия в боевых действиях и иных мероприятиях по обеспечению правопорядка и общественной безопасности на территории Чеченской Республики. Фактически выплаты произведены частично, он не получил денежные выплаты в размере 17100 руб., которые с учетом индексации будут составлять с декабря 2000 года - 26775 руб. 18 коп.

Просил суд взыскать с УВД Белгородской области недоплаченные денежные средства за период нахождения в командировке с учетом индексации. Решением суда исковые требования удовлетворены полностью.

Отменяя решение, суд кассационной инстанции указал следующее.

На стадии подготовки дела к судебному разбирательству суду первой инстанции следовало определить круг лиц, участвующих в деле и поставить этот вопрос на обсуждение, т.к. фактически подвергаются сомнению сведения, содержащиеся в приказах Объединенной Группировки Войск о количестве дней участия истца в боевых действиях и иных мероприятиях по обеспечению правопорядка и общественной безопасности.

В соответствии со ст. 195, 198 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным.

В мотивировочной части решения должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом; доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах; доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства; законы, которыми руководствовался суд.

При разрешении спора, суд считал установленным и исходил из тех обстоятельств, что истец ежедневно, весь период своей служебной командировки участвовал в боевых действиях, выполнял боевые задачи, специальные задания по обеспечению правопорядка и общественной безопасности на территории Чеченской Республики, характер выполняемых истцом задач в период времени, учтенный в приказах как участие в контртеррористических операциях, фактически не отличался от его деятельности в те дни, которые не включены в приказы.

Указанный вывод является преждевременным.

При разрешении спора, судом не определены юридически значимые обстоятельства по делу.

Судом не установлено: дислоцировался ли отряд, в котором проходил службу истец по делу в период пребывания в командировке на территории Чеченской Республике, в зоне вооруженного конфликта, или зоне, в пределах которой производились контртеррористические мероприятия; включался ли данный отряд (отряды) в перечень частей, выполняющих задачи в условиях вооруженного конфликта, или привлекаемых к проведению контртеррористических мероприятий; какова степень фактического выполнения сотрудником органов внутренних дел задач в условиях вооруженного конфликта или по проведению контртеррористических мероприятий. Из решения суда также не усматривается, какие задачи выполнял истец по делу в период времени, отнесенный по приказам к участию его в контртеррористической операции.

При постановлении оспариваемого решения судом не учтены положения Федерального закона РФ "О борьбе с терроризмом" N 130-ФЗ от 25.07.1998, в котором определено понятие "контртеррористическая операция" и установлен порядок ее проведения. Для непосредственного управления контртеррористической операцией в соответствии с решением Правительства РФ создается оперативный штаб. Все военнослужащие, сотрудники и специалисты, привлекаемые к проведению контртеррористической операции с момента начала указанной операции подчиняются руководителю оперативного штаба по управлению контртеррористической операцией. Руководитель оперативного штаба определяет границы зоны проведения контртеррористической операции, принимает решение об использовании привлекаемых для проведения указанной операции сил и средств. Решение об объявлении контртеррористической операции оконченной принимает руководитель оперативного штаба. Вмешательство любого другого лица независимо от занимаемой должности в оперативное руководство контртеррористической операцией не допускается.

При разрешении спора суд исходил из того, что в соответствии с ч. 3 ст. 15 Конституции РФ не могут применяться положения секретных нормативных актов Правительства РФ, приказов и распоряжений МВД России, определяющих порядок исчисления и размера оплаты труда сотрудникам органов внутренних дел, выполняющим обязанности по обеспечению конституционного порядка в Чеченской республике.

Однако судом не были учтены положения Федерального конституционного закона "О Правительстве Российской Федерации" и ст. 1 Указа Президента РФ от 23.05.1996 N 763 "О порядке опубликования и вступления в силу актов Президента Российской Федерации и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти", предусматривающих, что не подлежат официальному опубликованию постановления и распоряжения Правительства РФ, содержащие сведения, составляющие государственную тайну или сведения конфиденциального характера.

В соответствии с ч. 3 ст. 55 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом в целях защиты основ конституционного строя, обороны страны и безопасности государства.

Вывод суда о ежедневном участии истца в контртеррористических операциях в нарушение ст. 56 ГПК РФ основан на показаниях самого истца без представления доказательств.

В соответствии с положениями ст. 67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

Истец утверждает о своем фактическом ежедневном участии в боевых действиях и контртеррористических операциях. Одновременно по приказам руководителя Регионального оперативного штаба такое участие установлено в меньшем количестве, не учтено 18 дней. Однако указанные противоречия не устранены судом.

Заявителю не разъяснено право заявить ходатайство об истребовании судом письменных доказательств (документов, в которых официально фиксируются ежедневные сведения о прохождении службы в зоне проведения антитеррористической операции - журналов индивидуального учета) и могущих документально подтвердить его утверждения об участии в боевых действиях.

В обоснование вывода суда относительно того, что истцу стало известно о нарушенном праве только в декабре 2003 года в решении суда не приведено никаких доказательств.



Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или на праве оперативного управления либо на ином законном основании. Одним из этих оснований может быть распоряжение соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности.

Решением Губкинского районного суда Белгородской области с департамента финансов и бюджетной политики правительства администрации Белгородской области взыскано в пользу А. в счет возмещения имущественного ущерба 4144 руб. и в счет компенсации морального вреда 25000 руб., а всего 29144 руб. и в пользу В. в счет возмещения имущественного ущерба 4144 руб. и в счет компенсации морального вреда 25000 руб., а всего 29144 руб.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда решение Губкинского районного суда от 11.10.2002 изменено: надлежащим ответчиком признано УВД Белгородской области и с него взыскано в пользу каждого истца по 29144 руб.

Отменив судебные постановления с вынесением нового решения, президиум указал следующее.

В соответствии с ч. 2 ст. 1079 ГК РФ обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или на праве оперативного управления либо на ином законном основании. Одним из этих оснований может быть распоряжение соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности.

В п. 19 Постановления Пленума ВС РФ от 28.04 1994 N 3 разъяснено, что под владельцем источника повышенной опасности следует понимать юридическое лицо или гражданина, осуществляющих эксплуатацию источника повышенной опасности в силу принадлежащего им права собственности, права хозяйственного ведения, права оперативного управления либо по другим основаниям (по договору аренды, по доверенности на управление транспортным средством, в силу распоряжения компетентных органов о передаче организации во временное пользование источника повышенной опасности и т.п.).

Из материалов дела усматривается, что автомобиль УАЗ-2206 был передан АТХ при ХОЗО УВД Белгородской области Губкинскому ГРОВД по акту закрепления (передачи) транспортного средства от 20.02.1996. При таких обстоятельствах, доводы представителя УВД Белгородской области К. о необходимости возложения ответственности на Губкинский ГРОВД заслуживают внимания.

Президиум счел возможным вынести по делу новое решение, которым взыскал с Губкинского ГРОВД Белгородской области пользу А. возмещение материального ущерба в размере 4144 рубля и компенсацию морального вреда в размере 25000 рублей, а всего 29144 рубля и в пользу В. возмещение материального ущерба в размере 4144 рубля и компенсацию морального вреда в размере 25000 рублей, а всего 29144 рубля, а также госпошлину в доход местного бюджета.



В случае отмены решений суда по делам о возмещении вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья, поворот исполнения решения допускается, если отмененное решение суда было основано на сообщенных истцом ложных сведениях или представленных им подложных документах.

Решением мирового суда судебного участка N 2 Корочанского района дата увольнения В. со службы из Корочанского РОВД изменена с 17 сентября 1999 года на 07 декабря 1999 года. Со страховой компании правоохранительных органов в пользу В. взыскано 25 окладов денежного содержания в связи с наступлением страхового случая, предусмотренного ст. 4 ФЗ от 28.03.1998 N 52-ФЗ "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих". Указанное решение в апелляционном порядке оставлено без изменения. Постановлением Президиума Белгородского областного суда от 21 марта 2002 года решение мирового судьи и апелляционное определение отменены. Решением суда от 14 апреля 2003 года в удовлетворении исковых требований об изменении даты увольнения и взыскании страховых выплат В. отказано.

Определением Корочанского районного суда, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда произведен поворот исполнения решения мирового судьи судебного участка N 2 Корочанского района и апелляционного определения Корочанского районного суда от 29 октября 2001 года в части взыскания с СКПО страховых выплат. С.В. в пользу ЗАО "СКПО" взыскано 25277 рублей 50 коп.

Отменяя определения, президиум указал следующее.

В соответствии со ст. 445 ГПК РФ в случае отмены решений суда по делам о возмещении вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья, поворот исполнения решения допускается, если отмененное решение суда было основано на сообщенных истцом ложных сведениях или представленных им подложных документах.

Решением от 14 апреля 2003 года сообщения ложных сведений или представления подложных документов со стороны В. не установлено.

Следовательно, оснований для поворота исполнения решения при таких обстоятельствах не усматривается.

Повышение в организациях должностных окладов должно учитываться при расчете среднего заработка.

П. с 15.07.1999 работала заместителем главного бухгалтера.

16.10.2001 была уволена с работы, восстановлена по решению суда 27.11.2001 года.

28.12.2001 вновь уволена, определением суда от 15 марта 2002 года по утвержденному мировому соглашению вновь восстановлена на работе. Условия мирового соглашение фактически исполнены 06.06.2003. 11 июля 2003 года П. уволена по п. 2 ст. 81 ТК РФ по сокращению штата работников организации. П. обратилась в суд с вышеуказанными требованиями, сославшись на то обстоятельство, что о предстоящем сокращении ее уведомили непосредственно 11.07.2003 (т.е. в день увольнения), преимущественное право оставления на работе не обсуждалось.

Представитель ответчика требования П. в части восстановления на работе признал требования в части возмещения среднего заработка за время вынужденного прогула на 5104 руб.

Судом постановлено решение о восстановлении П. в должности заместителя главного бухгалтера ТСЖ "Восточный-14". Взыскан с ТСЖ "Восточный-14" в пользу Патык Л.Б. средний заработок за время вынужденного прогула 6549 руб. 20 коп. и 1000 руб. компенсации морального вреда; государственная пошлина в доход местного бюджета 1221 руб. 97 коп.

Отменяя решение в части определения размера среднего заработка, судебная коллегия указала следующее. Удовлетворяя требования П., определяя размер среднего заработка за время вынужденного прогула, суд первой инстанции сослался на то, что на момент увольнения средний заработок П. составлял 5104 руб. согласно штатного расписания и положения о премировании. Исходя из требований закона о процессуальном равенстве сторон и учитывая обязанность истца и ответчика подтвердить те обстоятельства, на которые они ссылаются, необходимо в ходе судебного разбирательства тщательно проверить каждое обстоятельство, указанное сторонами в подтверждение своих требований и возражений, и тем самым обеспечить установление истины по делу. Доводы П. о том, что на момент восстановления ее на работе (согласно мировому соглашению) администрация ТСЖ" Восточный-14" была обязана установить должностной оклад судом не исследованы; не исследованы и не получили надлежащей правовой оценки ее доводы о том, что с 01.04.2002 оклады работникам ТСЖ были повышены в среднем в 1,3 раза, с 01.01.2003 должностные оклады также были повышены. в подтверждение своих доводов истица ссылалась на вступившее в законную силу решение суда от 27.06.2003, приобщенное к материалам дела.

Правовая оценка вышеуказанному доказательству, представленному П. в ходе судебного разбирательства, не дана. Согласно п. 15 Положения об особенностях порядка исчисления средней заработной платы (утв. Постановлением Правительства РФ от 11.04.2003 N 213) повышение в организациях должностных окладов должно учитываться при расчете среднего заработка.

При таких обстоятельствах решение суда в части взыскания среднего заработка в пользу П. нельзя признать законным и обоснованным.

Указанные нарушения не могут быть исправлены и исследованы судом кассационной инстанции, вследствие чего дело в указанной части возвращено в суд первой инстанции.



В случаях, когда заявление работника об увольнении по его инициативе (по собственному желанию) обусловлено невозможностью продолжения им работы (зачисления в образовательное учреждение, выход на пенсию и другие случаи), а также в случаях установленного нарушения работодателем законов и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, условий коллективного договора, соглашения или трудового договора работодатель обязан расторгнуть трудовой договор в срок, указанный в заявлении работника.

М. обратилась в суд с иском к МУК "Шебекинский историко-художественный музей" о восстановлении на работе, оплате вынужденного прогула и компенсации морального вреда.

Решением суда ей отказано в удовлетворении исковых требований.

Отменяя решение, судебная коллегия указала следующее.

В соответствии со ст. 80 ТК РФ работник имеет право расторгнуть трудовой договор, предупредив об этом работодателя в письменной форме за две недели. в случаях, когда заявление работника об увольнении по его инициативе (по собственному желанию) обусловлено невозможностью продолжения им работы (зачисления в образовательное учреждение, выход на пенсию и другие случаи), а также в случаях установленного нарушения работодателем законов и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, условий коллективного договора, соглашения или трудового договора, работодатель обязан расторгнуть трудовой договор в срок, указанный в заявлении работника.

Судом установлено, что истица работала с 1994 года у ответчика в должности смотрителя, хранителя экспонатов. Приказом N 2 от 10.08.2004 она уволена с 10.08.2004 с работы по собственному желанию по ст. 80 ТК РФ.

10.08.2004 М. подала директору "Шебекинский историко-художественный музей" заявление об увольнении по собственному желанию без указания даты увольнения. Позже она дописала дату, просив уволить ее с 11.08.2004. в мотивировочной части решения отражено, что основанием для издания приказа об увольнении истицы, являлось ее заявление об увольнении с 11.08.2004. Вместе с тем, суд признал законным и обоснованным увольнение истицы с 10.08.2004, тогда как вышеупомянутая норма трудового законодательства говорит о том, что в данном случае основанием увольнения является собственное желание работника, а не соглашение сторон, предусмотренное п. 1 ст. 77 ТК РФ и работодатель обязан расторгнуть трудовой договор в срок, указанный в заявлении работника.

Придя к выводу об увольнении истицы в последний день ее работы, суд оставил без внимания требования п. 5 ст. 80 ТК РФ, предусматривающей, что в последний день работы работодатель обязан выдать работнику трудовую книжку, другие документы, связанные с работой, по письменному заявлению работника и произвести с ним окончательный расчет. Отразив в мотивировочной части решения уважительные причины несвоевременного окончательного расчета, произведенного с истицей, суд не дал также оценки доводам истицы о том, что работодатель не сообщил ей при увольнении конкретной даты, когда будет произведен окончательный расчет. Истица заявила о том, что в случае таких разъяснений со стороны работодателя, она не писала бы заявление об увольнении с указанием конкретной даты, так как могла уволиться в день, когда с нею мог быть произведен окончательный расчет, согласно объяснений ответчика и третьего лица такой расчет мог быть осуществлен лишь 4 и 18 числа каждого месяца, когда работники получают соответственно заработную плату и аванс.



Процессуальные вопросы



Споры о порядке пользования земельным участком между сособственниками подведомственны судам.

П. обратилась в Белгородский районный суд с иском к А., Р. об установлении границ земельного участка, устранении препятствий в пользовании домовладением. Решением суда исковое заявление П. удовлетворено частично. Ответчики обязаны не препятствовать ей в проведении ремонтных работ и иного обслуживания погреба и глухой стены ее дома, выходящей на земельный участок ответчиков. в установлении и переносе границы земельного участка отказано. Определением судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда, а решение суда первой инстанции оставлено без изменения. Разрешая спор, суд исходил из того обстоятельства, что домовладения сторон расположены на соседних земельных участках. Отказ в удовлетворении исковых требований в установлении границы земельных участков суд мотивировал тем, что данный спор не подлежит разрешению в судах.

Отменяя судебные постановления, президиум указал следующее.

Содержащийся в решении вывод о неподсудности спора сторон об установлении границы между их земельными участками не основан на материалах дела. Из объяснений П. в суде и ее надзорной жалобы видно, что принадлежащий ей дом до его приобретения по договору купли-продажи был составной частью домовладения, находящегося на одном земельном участке. До заключения договора спорные участки и расположенные на них строения (включая жилые дома) являлись одним домовладением, находившимся по адресу с. Зеленая Поляна, ул. Линейная, 9 Белгородского района. Определение долей в праве собственности на домовладение и порядок пользования земельным участком стороны не производили. При разрешении спора указанные обстоятельства, равно как и определение долей в домовладении и порядка пользования земельным участком в соответствии с долями и с учетом интересов каждого из собственников, на обсуждение сторон не выносились. Между тем споры о порядке пользования земельным участком между сособственниками подведомственны судам (Постановление Пленума Верховного суда РФ от 22.04.1992 года N 6 (в ред. от 21.12.1993 N 11, от 25.10.1996 N 10) "О некоторых вопросах, возникших у судов при применении законодательства о земельной реформе").



Возврат искового заявления ввиду неподсудности спора признан необоснованным, поскольку иски о возмещении вреда здоровья могут предъявляться истцом также в суд по месту его жительства или месту причинения вреда.

Определением суда Г. возвращено его исковое заявление к Правительству РФ, Министерству Финансов РФ об истребовании жилого помещения ввиду неподсудности спора Свердловскому районному суду г. Белгорода. в определении указано, что спор подлежит разрешению компетентным судом г. Москвы по месту нахождению ответчиков.

Г. является участником ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС. Его требование к Министерству Финансов РФ и Правительству РФ основаны на ст. 14 Закона РФ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС", которая гарантирует компенсации и льготы гражданам, получившим или перенесшим лучевую болезнь и другие заболевания, связанные с лучевой нагрузкой, и инвалидам

В соответствие с Постановлением Конституционного Суда РФ N 18-П от 01.12.1997 года установление в Законе Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" обязанности государства возмещать вред, причиненный гражданам вследствие чернобыльской катастрофы, посредством установленных Законом денежных и других материальных компенсаций и льгот должно обеспечить потерпевшим полное восстановление их нарушенных прав. Следовательно, независимо от того, о каких способах возмещения идет речь в оспариваемом Законе - о льготах, денежных (материальных) компенсациях, других денежных доплатах к социальным выплатам, все они входят в объем возмещения вреда на основе принципа максимально возможного использования государством имеющихся средств для обеспечения достаточности такого возмещения.

Из данного Конституционным судом РФ толкования положений Закона РФ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС", требование Г. связано с возмещением ему вреда.

Согласно ст. 29 ГПК РФ иски о возмещении вреда здоровью могут предъявляться истцом также в суд по месту его жительства или месту причинения вреда.

Вышеуказанные разъяснения Конституционного суда РФ и нормы процессуального законодательства судом во внимание не были приняты, в силу чего определение о возврате Г. его заявления ввиду неподсудности спора Свердловскому районному суду г. Белгорода является необоснованным.



Исковое заявление о снятии с регистрационного учета по общему правилу ст. 28 ГПК РФ предъявляется в суд по месту жительства ответчика.

Исковое заявление К. к Е. о снятии с регистрационного учета возвращено в связи с неподсудностью дела Губкинскому городскому суду. Отменяя определение, судебная коллегия указала следующее. Как видно из материалов дела, К. предъявлены требования к Е. и ее дочери о снятии с регистрационного учета. По общему правилу ст. 28 ГПК РФ иск предъявляется в суд по месту жительства ответчика. Ответчицы проживали в г. Губкине, ул. Королева, 5, кв. 90, состояли на регистрационном учете. С целью обеспечения необходимых условий для реализации гражданами своих прав и свобод и исполнения ими своих обязанностей перед другими гражданами, обществом и государством установлена регистрация граждан Российской Федерации по месту жительства. Из содержания иска следует, что обстоятельством, имеющим значение для дела, является факт приобретения, утраты права пользования жилой площадью, или добровольного отказа ответчицы от этого права.

Таким образом, указание в иске места жительства ответчиц в спорной квартире основано на факте регистрации их в квартире, и подсудность дела данному суду определена истцом правильно.



Споры о подсудности между мировыми и районными судами не допускаются.

Определением Старооскольского районного суда г. Белгорода гражданское дело передано по подсудности мировому судье судебного участка N 1 Старооскольского района.

Определением мирового судьи судебного участка N 1 дело передано по подсудности мировому судье судебного участка N 5 г. Старый Оскол.

Отменяя решение мирового судьи судебного участка N 1, президиум указал следующее.

Из материалов дела усматривается выдача исполнительного листа по решению, вынесенному мировым судом судебного участка N 1 Старооскольского района. Судебный пристав исполнитель Г., исполняя указанное решение, вынесла постановление о наложении штрафа на главу администрации г. Старый Оскол и Старооскольского района.

Изменяя подсудность, мировой судья судебного участка N 1 сослался на положения ст. 441 ГПК РФ и разъяснения Президиума Верховного Суда РФ о том, что жалоба на действия судебного пристава-исполнителя по исполнению решения мирового суда подается в мировой суд, в районе деятельности которого исполняет свои обязанности судебный пристав исполнитель.

При этом не учтены положения ст. 23 ГПК РФ, запрещающей споры о подсудности между мировыми и районными судами.

Изменяя подсудность настоящего дела, установленную районным судом мировому судье судебного участка N 1, последний фактически вступил в спор с районным судом, изменяя определенную им подсудность, передав дело мировому судье судебного участка N 5.



Обязательность нотариального удостоверения копий документов, исходящих от юридического лица, законом не предусмотрена.

Определением судьи Чернянского районного суда жалоба ОАО "Белгородгражданпроект" на бездействие судебного пристава-исполнителя оставлена без движения, заявителю предложено в установленный срок устранить недостатки жалобы и разъяснено, что в противном случае жалоба будет считаться не поданной и будет ему возвращена.

Отменяя определение, судебная коллегия указала следующее.

В соответствии со ст. 136 ГПК РФ судья, установив, что исковое заявление подано в суд без соблюдения требований, установленных в ст. ст. 131, 132 ГПК РФ, выносит определение об оставлении заявления без движения, о чем извещает лицо, подавшее заявление, и предоставляет ему разумный срок для исправления недостатков.

При постановлении оспариваемого определения суд исходил из того, что жалоба подана в нарушение требований ст. 132 ГПК РФ, а именно: представленные копии документов надлежащим образом не заверены.

Судом не учтено, что представленные копии исполнительных документов заверены печатью ОАО "Белгородгражданпроект". Законом не предусмотрены требования обязательного нотариального удостоверения копий указанных документов.

В соответствии со ст. 132 ГПК РФ к исковому заявлению прилагаются документы, подтверждающие обстоятельства, на которых истец основывает свои требования, копии этих документов для ответчиков и третьих лиц, если копии у них отсутствуют.

Согласно ч. 2 ст. 71 ГПК РФ письменные доказательства представляются в подлиннике или в форме, надлежащим образом заверенной копии.

Суд не вправе отказывать заинтересованному лицу в принятии письменного доказательства по тем основаниям, что представлена копия документа, а не его подлинник. Если представлена копия документа, суд вправе в случае необходимости истребовать подлинник.

Вывод суда о ненадлежащем оформлении представленных заявителем копий документов не основан на законе, а оспариваемое определение ограничивает право заявителя на доступ к правосудию.



Нарушение принципа состязательности и равноправия сторон при осуществлении правосудия и выполнение судом не свойственных ему функций является существенным нарушением норм процессуального права.

Т. обратилась с иском к АК Сберегательному банку РФ о взыскании суммы вклада и процентов за пользование денежными средствами, морального вреда. Решением суда требования Т. удовлетворены. Отменяя решение, судебная коллегия указала следующее. Согласно ст. 12 ГПК РФ суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность осуществляет руководство процессом. Задача суда оказывать лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, в создании условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установлении фактических обстоятельств дела. в соответствии со ст. 6 Конвенции содружества независимых государств о правах и основных свободах человека все лица равны перед судом. Каждый имеет право при рассмотрении любого дела на справедливое разбирательство независимым и беспристрастным судом. в силу ст. 56, 131 ГПК РФ истец должен указать цену иска и представить обоснованный расчет. Суд по ходатайству стороны оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств, в том числе истребовании необходимых данных для обоснования суммы расчета. Указанные требования процессуального закона судом не были соблюдены. При определении размера взысканной суммы и размера штрафа, подлежащих взысканию в рублевом эквиваленте, судом самостоятельно был произведен расчет на основании данных о размере процентов по валютным вкладам и курсе доллара по отношению к рублю, истребованных судом по собственной инициативе. Данных о том, что Т. представляла суду расчет иска и обращалась с ходатайством об оказании ей содействия в истребовании от банка этих данных, в материалах дела не имеется. Указанные действия суда дают повод другой стороне для сомнения в беспристрастности и объективности суда.



При рассмотрении заявленных требований и вынесении решения суд обязан проверить все основания заявленного иска.

Между Д. и доверительным управляющим ООО "Бастион-2000", действующим в интересах ООО "Центр" заключен договор о долевом участии в строительстве квартиры 207 в доме 32 по ул. Чехова в г. Белгороде. По условиям указанного договора застройщик обязуется по окончании строительства, ввода дома в эксплуатацию и полного расчета дольщика передать квартиру по приемосдаточному акту. Ориентировочно срок окончания строительства - 2 квартал 2002 года. Взятые на себя обязанности по оплате работ при строительстве квартиры истица выполнила полностью в сроки, предусмотренные договором. Денежные средства внесены в кассу ООО "Бастион". Ответчик условия договора не выполнил. На момент рассмотрения дела 14 октября 2004 года дом не сдан в эксплуатацию. Д. при обращении в суд просила признать за ней право на получение жилого помещения в спорном доме ввиду неисполнения обязательств по строительству квартиры. Решением Свердловского районного суда г. Белгорода в иске отказано со ссылкой на то, что право Д. на получение квартиры предусмотрено договором, оно никем не нарушено и не оспорено. Отменяя решение, судебная коллегия указала следующее.

Основания иска составляют те юридические факты, которые подтверждают заявленные требования. в соответствии со ст. 39 ГПК РФ право определять и изменять основания иска принадлежит истцу. Доводы истицы о том, что ее нарушенное право осталось незащищенным в связи с неисполнением условий договора не проверялись. Таким образом, приведенное основание иска осталось судом не рассмотренным.



Суд устанавливает факты, от которых зависит возникновение, изменение, прекращение личных или имущественных прав граждан только в том случае, если заявитель не может получить в ином порядке надлежащих документов, удостоверяющих эти факты или восстановить утраченные документы.

Решением Октябрьского районного суда г. Белгорода установлен факт получения Г. 06.19.1986 закрытой черепно-мозговой травмы при исполнении воинской службы (служебной деятельности). С УИН в его пользу взыскано единовременное пособие в размере 5-ти летнего денежного содержания в сумме 152100 руб.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда вышеуказанное решение в части взыскания 152100 руб. и 4131 руб. отменено. Дело в отмененной части направлено на новое рассмотрение в тот же суд.

Отменяя вынесенные по делу судебные постановления, президиум указал следующее.

Удовлетворяя требования Г. и устанавливая факт получения им закрытой черепно-мозговой травмы при осуществлении служебной деятельности 13 июня 1986 г., суд сослался на ст. ст. 264, 265 ГПК РФ, согласно которым суд устанавливает факты, от которых зависит возникновение, изменение, прекращение личных или имущественных прав граждан и только в том случае, если заявитель не может получить в ином порядке надлежащих документов, удостоверяющих эти факты или восстановить утраченные документы.

При этом оставлены без внимания требования закона, касающиеся установления юридических фактов во взаимосвязи с нормами материального права, регулирующими спорные правоотношения, обстоятельствами дела и доказательствами, имеющимися в материалах дела.

В соответствии с ч. 1 ст. 51 "Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан" от 22.07.1993 военно-врачебная экспертиза определяет годность граждан по состоянию здоровья к военной службе. Предусмотрено, что порядок организации и производства ВВЭ устанавливается Правительством РФ.

Согласно Положению о военно-врачебной экспертизе, утвержденной Постановлением Правительства РФ от 20.04.1995 N 390 военно-врачебная экспертиза проводится в целях определения категории годности граждан по состоянию здоровья к военной службе, а также в целях определения причинной связи увечий, заболеваний граждан с прохождением ими...службы в органах. На ВВК возлагается организация и проведение медицинского освидетельствования. Под освидетельствованием понимаются изучение и оценка состояния здоровья и физического развития граждан на момент освидетельствования в целях определения годности к службе в органах, разрешение других, предусмотренных настоящим Положением вопросов с вынесением письменного заключения. Гражданин вправе обжаловать в вышестоящую ВВК или в суд вынесенное в отношении него заключение ВВК (п. п. 1 - 7 Положения).

Т.о., из смысла указанных норм права следует, что определение годности к службе по состоянию здоровья, причинной связи увечий, заболеваний у военнослужащих с прохождением ими военной службы возложено на ВВК в связи с необходимостью специальных познаний.

К компетенции суда такое определение не относится. Суд вправе только установить, соответствует ли вынесенное заключение требованиям закона или нет.

В нарушение ст. 67 ГПК РФ вопрос о достаточности таких доказательств, как справка о получении истцом 13.06.1986 ушибленной рваной раны левой височной области головы для установления факта получения черепно-мозговой травмы при исполнении воинской обязанности не обсуждался.

Вывод о получении заболевания в период военной службы сделан на основании свидетельства о болезни от 06.08.1999 N 2545, согласно которому у истца имеются отдаленные последствия закрытой черепно-мозговой травмы (ушиб головного мозга).

При этом судом не учтены требования п. 49 Положения о ВВК.

В соответствии с указанным пунктом при освидетельствовании граждан, проходивших службу в органах и получивших в период ее прохождения увечье, но не имеющих справки об обстоятельствах получения этого увечья, ВВК может вынести заключение о причинной связи увечья на основании других документов, отражающих обстоятельства получения увечья.

Свидетельские показания об обстоятельствах получения гражданином ранения или травмы могут быть приняты ВВК во внимание только при наличии у него явных телесных повреждений и при условии, что показания даны двумя и более свидетелями, проходившими службу вместе с освидетельствуемым.

Свидетельские показания не являются основанием для установления факта перенесения гражданином заболевания или контузии.

Как усматривается из свидетельства (л.д. 38) запись о получении Г. закрытой черепно-мозговой травмы в 1986 году во время служебной командировки в г. Харьков сделана с его слов. Документы, подтверждающие обстоятельства произошедшего, в ВВК не представлялись.

Надлежащей оценки представленному документу с позиции указанных требований закона в решении не дано.

Положение о невозможности принятия свидетельских показаний для установления факта перенесения гражданином заболевания или контузии не учтено, а напротив, вывод об удовлетворении требований Г. обоснован показаниями свидетелей.

В нарушение ст. 198 ГПК РФ судебное решение не содержит доводов, по которым отвергнуто заключение судебно-медицинской экспертизы N 71 от 4 - 25 июня 2001 года.

Согласно же данному заключению из представленной медицинской документации нельзя сделать вывод о причинении 13.06.1986 черепно-мозговой травмы в виде сотрясения головного мозга, ушиба головного мозга и т.д.

В соответствии с ч. 4 ст. 67 ГПК РФ результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

Мотивов отказа принятия данного заключения экспертов, в нарушение указанной нормы права, судебное решение не содержит.

Отсутствие оценки данному заключению не позволяет установить полноту ответов и выводов, сделанных экспертами для определения его достаточности при разрешении данного спора.



Недопустимо принятие и рассмотрение в порядке, предусмотренном главой 25 ГПК РФ, заявлений об оспаривании решений, действий (бездействия) должностных лиц, для которых федеральными законами установлен иной судебный порядок оспаривания (обжалования).

М. обратился в суд с заявлением об обжаловании действий сотрудников Валуйского таможенного поста, сославшись на те обстоятельства, что 09.01.2004 при следовании на поезде "Харьков - Владивосток" он был задержан сотрудниками Валуйского таможенного поста за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ, за недекларирование товаров.

На основании протокола изъятия вещей и документов от 09.01.2004 у него у него был изъят перевозимый товар - изделия из камня.

Просил суд признать неправомерными действия сотрудников Валуйского таможенного поста Белгородской таможни в отношении него, выразившиеся в незаконном изъятии товара, отменить протокол изъятия вещей и документов от 09.01.2004 и прекратить в отношении него производство по делу об административном правонарушении.

Решением Валуйского районного суда в удовлетворении требований отказано.

Суд первой инстанции считал установленным и исходил из тех обстоятельств, что протокол об изъятии вещей и документов составлен в соответствии с требованиями закона, сотрудники таможенного поста действовали на основании Инструкции, утвержденной приказом ГТК РФ N 38 от 25.01.1999. Постановление о привлечении Малкова Д.В. к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ, вступило в законную силу.

Определением судебной коллегии Белгородского областного суда решение суда отменено, производство по делу прекращено.

Согласно ст. ст. 361, 220 ГПК РФ суд кассационной инстанции прекращает производство по делу, если оно не подлежит рассмотрению и разрешению в суде в порядке гражданского судопроизводства по основаниям, предусмотренным п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ, в том числе, если заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке.

В соответствии с ч. 1 ст. 246 ГПК РФ это правило применимо к производству по делам, вытекающим из публичных правоотношений.

Исходя из этого недопустимо принятие и рассмотрение в порядке, предусмотренном главой 25 ГПК РФ, заявлений об оспаривании решений, действий (бездействия) должностных лиц, для которых федеральными законами установлен иной судебный порядок оспаривания (обжалования).

ГПК РФ не определяет порядок производства по делам об административных правонарушениях.

Этот порядок установлен КоАП РФ, введенным в действие с 01.07.2002 на основании ст. 1 Федерального закона РФ от 30.12.2001 N 196-ФЗ "О ведении в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях".

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 27.1 изъятие вещей и документов является мерой обеспечения производства по делу об административном правонарушении, осуществляемой в порядке ст. 27.10 КоАП РФ.

Право на обжалование мер обеспечения производства по делу установлено нормами КоАП РФ, предусматривающими права и обязанности лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, защитника и представителя указанного лица (ч. 1 ст. 25.1, ч. 5 ст. 25.5).

Порядок и основания прекращения производства по делу об административном правонарушении до передачи дела на рассмотрение предусмотрены ст. 28.9 КоАП РФ.



Апелляционное производство



Расходы на оплату услуг представителя присуждаются с другой стороны в разумных пределах. При определении разумных пределов расходов на оплату услуг представителя принимаются во внимание и средний уровень оплаты аналогичных услуг, имеющиеся сведения статистических органов о ценах на рынке юридических услуг.

Решением Свердловского районного суда г. Белгорода, оставленным без изменения кассационным определением Белгородского областного суда, П. в удовлетворении иска к К. о восстановлении нарушенного права и признании недействительным свидетельства о праве собственности на землю и частично недействительным постановления главы администрации г. Белгорода отказано.

При рассмотрении и разрешении данного дела интересы К. представлял адвокат П. , с которым 23.04.2003 заключен договор оказания услуг. Согласно данному договору 23.04.2003 К. уплатил своему представителю аванс в размере 1500 руб., и дополнительно в связи с отказом в иске 2500 руб., а всего 4000 руб. Поскольку решение принято в его пользу, обратился в суд с требованием о возмещении затрат в виде расходов на оплату услуг представителя в сумме 4000 руб.

Решением мирового суда, оставленным без изменения определением Свердловского районного суда г. Белгорода, иск К. удовлетворен.

Взысканы с П. в его пользу в возмещение убытков 4000 руб., расходы по оплате госпошлины в размере 170 руб. Отменяя апелляционное определение, президиум указал следующее. Удовлетворяя иск в размере, понесенных К. расходов - 4000 руб., судебные инстанции исходили из факта проведения по делу более 10 судебных заседаний, в которых участвовал адвокат, давая объяснения, выступая в прениях; по делу проведена экспертиза; трижды выносились решения, из них два решения отменены судом кассационной инстанции, последнее решение состоялось в пользу К.

В соответствии с п. 1 ст. 100 ГПК РФ расходы на оплату услуг представителя присуждаются с другой стороны в разумных пределах.

Данное правило дает возможность суду уменьшить сумму требуемых расходов, если суд придет к выводу, что предъявляемые расходы явно не соответствуют разумному пределу.

Доказательства, подтверждающие разумность расходов на оплату услуг представителя, должна представить сторона, требующая возмещения указанных расходов (п. 1 ст. 56 ГПК РФ).

В нарушение требований п. 2 ст. 56 ГПК РФ с позиции приведенной нормы обстоятельства дела мировым судом не обсуждались, соответствующие доказательства истцу представить не предлагалось.

Суд апелляционной инстанции в качестве юридически значимого обстоятельства указал размер понесенных К. убытков. в определении сослался на соразмерность присужденной суммы 4000 руб. объему выполненной адвокатом П. работы. При этом не учитывалось, что при определении разумных пределов расходов на оплату услуг представителя принимаются во внимание и средний уровень оплаты аналогичных услуг, имеющиеся сведения статистических органов о ценах на рынке юридических услуг.

Оставляя апелляционную жалобу без удовлетворения, вопреки положениям п. 2 ст. 330 ГПК РФ суд не привел мотивы, по которым доводы жалобы о явно завышенной (по мнению П.), заявленной к возмещению, сумме расходов на представителя признаны неправильными и не являются основанием для отмены решения мирового суда.










Региональное законодательство Белгородской области Следующий региональный документ,  правовая интернет библиотека ЦФО Belgorod region





Право России

Новости

Партнеры

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru